По белой воде: затерянный мир Южного Буга

Я могу легко писать о вещах, которые мало меня касаются, но о задушевном я – молчок. Я не люблю фотографировать, мне тяжело подбирать слова для описания всего самого лучшего; я люблю жить, находиться, действовать – и переживать снова в памяти…
Поэтому я долго собирался, чтобы написать о Южном Буге, и напишу, конечно, не самое главное – о самом главном я буду только помнить.

По белой воде: затерянный мир Южного Буга. Изображение #1 Изображение #1

Итак, о путешествии по «белой воде»… Ох, прицепилась эта «белая вода»! Так туристы-водники романтично называют пороги, но я не могу к этому привыкнуть. Для меня «белая вода» — это сорокоградусная, ну или на худой конец что-то из лексикона индейцев, из разряда «сидящих быков» и «зорких орлов».
Более подходящее название для Буга, как по мне – «Затерянный мир» или вариации на эту тему. Почему? Да потому что все николаевские, одесские и прочие области, которые разрезает собой Буг – они такие же степи, как родной Донбасс. Степи, покоящиеся на каменном щите, о котором знали бы только геологи – если бы не Буг. Который вырыл себе лежбище, выдолбил, расколол степи пополам, ушел в каменную толщу.

По белой воде: затерянный мир Южного Буга. Изображение #2 Изображение #2

Так и получается, что тут 2 мира – снаружи обычная плоскостепь, а внутри – каменные стены, перекаты, пороги, не совсем девственные, но все еще вполне невинные лесочки, болотца, озерца, островки, валуны, мельницы и снова перекаты и шиверы… В этот мир ныряешь с головой, выныриваешь в конце похода и удивляешься.

Такие места надо заповедать целиком, от истока до устья. Буг достаточно сильно пострадал от человеческих рук, причем буквально в последние десятилетия. По рассказам местных жителей, еще в 70-ые мельницы работали, воды было больше, река – полноводней и бурливей. А потом построили плотины ГЭС, и многие районы стали просто водохранилищами, окруженными камышами, в которых привольно только лягушкам… Тем не менее, достаточно еще мест, которыми любоваться и которые любить.

По белой воде: затерянный мир Южного Буга. Изображение #3 Изображение #3

Буг как объект спортивного водного туризма – речка фановая, то бишь без серьезного экстрима. Он может тебя покидать из стороны в сторону, может окатить водой, подложить пару камушков, чтоб жизнь медом не казалась – но не стремится опрокинуть тебя, влепить в скалу, растрясти, закружить и съесть. Это не значит, что тут можно ловить ворон – лиц особо беспечных опасность подстерегает и в стакане воды. Были у нас и потери экипажа (в смысле выпадения за борт) – но все заканчивалось легким испугом и чуть более весомым стыдом за такую оплошность, но не более того. И становилось понятно, что без опыта Буга сунуться куда-то в более сложные места – это подвергать свою жизнь вполне неиллюзорному риску.
Наш главный капитан Леша Бида перед походом переживал больше всех, потому что переживал за всех. Второй капитан, Даниил, любит сунуться, куда веселее, поэтому идти с ним на «двойке» мне особенно нравилось. Единственный наш матрос женского пола Юля сохраняла спокойное и оптимистичное настроение. А если мне и доводилось на что-то жаловаться, то только на то, что слишком просто!

По белой воде: затерянный мир Южного Буга. Изображение #4 Изображение #4

Готовились к тому, что будет мрачно и холодно, запасались гидрокостюмами и теплыми вещами (поход проходил на майские праздники — примечание редакции ). В итоге небо над Бугом не уронило на нас ни капли дождя, 7 из 9 дней похода на нем не было ни облачка, ночи были теплыми и ласковыми, я спал поверх спальника, Жора – просто вне палатки, вдруг спохватившись, что тут на небе столько звезд, а из палатки их не видно… Даже такого мелкого испытания, как комары – и то нам не досталось, комары были только в первую ночь, а потом их всех смывало порогами. В общем, наш поход, хоть и спортивный, в чем-то попахивал курортом, и непонятно было, радоваться этому или печалиться.

По белой воде: затерянный мир Южного Буга. Изображение #5 Изображение #5

И, конечно, не могу не отдать полюбившемуся нам всем участку, который называется 1-ый Мигийский порог. Перед ним река дробится на множество мелких островов, заросших лесом, проходы между ними ненамного шире катамарана, ветви местами свешиваются до самой воды, – Амазонка, ни дать ни взять. Того и гляди покажется анаконда. А река струится достаточно бодрыми потоками, и, следуя одному из них, выходишь из-за очередного островка – и ныряешь прямо в порог. Осматриваться особенно некогда, да и неинтересно – действуешь по обстоятельствам. Мы впереди на «двойке» (Тритоне) пошли по главной струе, и стоячие волны накрывали с головой. Идущую сзади «четверку» по имени Диплодок выбросило чуть в сторону, хорошенько протрясло… «В этот момент я увидел холодный лик смерти!» — с таким поэтическим пафосом подытожил 1-ый Мигийский Александр Сигида-младший.

По белой воде: затерянный мир Южного Буга. Изображение #6 Изображение #6

…Аппетит приходит во время еды, тем более вкусной. Наверное, никто из членов нашей команды не «насытился», и после Буга только сильнее стали мечтать о новых походах. Мне всегда грустно расставаться с членами команды после похода; есть сильное ощущение, что настоящая жизнь – не там, дома, в городе, а здесь, и приходится брать какую-то нелепую паузу, отворачиваться от нее… Ну ничего. Главное – поскорее вернуться.

Виталий Дорофеев

По белой воде: затерянный мир Южного Буга. Изображение #7 Изображение #7

География:
Деятельность:
Понравилось у нас? Вы можете подписаться на RSS
Или получать новости по почте →
А ещё вы можете поделиться с друзьями →

Команда приключений «Арта»